ВВМУРЭ им. А.С.Попова. Санкт-Петербург. 1-й факультет. Сайт выпускников 1987 года.
 
Навигация
Поиск
Рассылка



Отписаться
Статистика
Статьи

Запорожские казаки - вольный народ, никогда не знавший ни рабства, ни унижения. О картине И.Репина

Автор: Николай Бубело
Добавлено: 2009-06-18 06:34:36

Автор: Николай Бубело, статьи из Рунета.

http://bubelo.in.ua/essay/

Запорожские казаки - вольный народ, никогда не знавший ни рабства, ни унижения. Такова центральная мысль картины известного русского художника Ильи Ефимовича Репина (1844–1930) "Запорожцы" (1880—1891, Холст, масло. 203 × 358 см, Государственный Русский музей, Санкт-Пет ербург)  в которой оживлен боевой дух героев, наполненных смелостью и уверенностью.
Александр III, купивший картину для своей коллекции, был поражен ею. Художник был счастлив! Еще бы! Ведь августейшая особа выложила за нее ни много, ни мало, как 35 000 полновесных царских рубликов. По непроверенным сведениям, при совершении этой сделки протекцию Илье Ефимовичу составил не кто иной, как Михаил Иванович Драгомиров. Картина оставалась в царском собрании до 1917 года, а затем, после пары революций и реквизиций она оказалась в собрании питерского Русского музея, где и находится по сей день.
"Как милостив и внимателен к нашим работам был Государь!!! Мне показалась моя выставка при нем вдесятеро интересней, и я без умолку объяснял разные подробности о своих работах. Как он восхищался "Запорожцами"!!", - записал И. Е. Репин свои впечатления. Образы запорожцев даже "физически" были близки императору, который по силе и телосложению походил на богатырей древности. Жизнелюбие, горячая любовь к Отечеству и забота о его славе сближают репинских персонажей и русского царя.
По легенде, письмо было написано в 1676 кошевым атаманом Иваном Сирко «со всем кошем Запорожским» в ответ на ультиматум султана Османской империи Мехмеда (Мухаммеда) IV. Оригинал письма не сохранился, однако в 1870-х годах екатеринославским этнографом-любителем Я. П. Новицким у некоего безвестного любителя украинской старины была найдена копия, сделанная в XVIII веке. Он передал ее известному историку своему другу Д. И. Яворницкому, который однажды зачитал ее, как курьез, своим гостям, среди которых был, в частности, И. Е. Репин. Художник заинтересовался сюжетом, и в 1880 году начал первую серию этюдов.

И. Е. Репин "Запорожцы" (1880—1891, Холст, масло. 203 × 358 см, Государственный Русский музей, Санкт-Пет ербург): 

Repin Cossacks.jpg

Группа запорожцев дана крупным планом, она приближена к зрителю, который оказывается как бы свидетелем происходящей сцены. Дальний план картины - в сумерках, в дыму костров; колышутся в поднятых руках пики, колья; чувствуется, что вся Сечь возбуждена, кипит гневом. На таком фоне особенно сплоченно выступает основная, центральная группа.
Письмо турецкому султану Мухаммеду IV в ответ на требование покориться сочиняется сообща, каждый вносит свою деталь. Живое движение группы, тонко продуманная связь отдельных фигур создает ощущение внутреннего единства, единения атамана Серко и его соратников. Художник смело поместил на первом плане человека со спины, завершающего круг персонажей, в центре которого писарь. Запорожцы сгрудились вокруг него. Общий смех, варьирующийся на бесконечные лады, словно сопровождает любую реплику, выражающую презрение запорожцев к турецкому султану и его угрозам.
Для большинства фигур запорожцев Репину позировали его знакомые и друзья.
Кто есть кто?
Например, один из весьма колоритных персонажей (казак, опустивший кулак на спину соседа) срисован с художника Ивана Францевича Ционглинского, преподавателя рисовальной школы Императорского Общества поощрения художеств, активного участника питерского творческого объединения "Мир искусства". Точнее, он был Яном Францевичем, т.к. родился в Варшаве, и по национальности, оказывается, был поляком, однако, все-таки составил компанию запорожцам.
А вот, скажем, красавчик с благородными чертами лица и вполне интеллигентной усмешкой (крайний слева стоящий казак в шапке с белой полосой) — не кто иной, как внучатый племянник известного русского композитора М.И.Глинки. А нашел Репин молодого человека в Петербурге — в те времена он (разумеется, Глинка) был камер-пажем.
Высокий казарлюга (казак с повязкой на голове) — это одесский художник Николай Дмитриевич Кузнецов. Шутник, силач, академик Академии художеств, профессор, руководитель класса батальной живописи в Академии. Кузнецов водил дружбу со всей Одессой, был учредителем Товарищества южнорусских художников в Одессе и Одесского литературно-артистического общества. Кстати, пусть вас не вводит в заблуждение его одесское происхождение и русская фамилия — по национальности он был греком.
Эта сладкая парочка — Глинка с Кузнецовым — по замыслу художника должны были представлять собой хрестоматийные образы Андрия и Остапа.
Беззубый сморщеный дедок с люлькой (казак без шапки, сидящий сзади Тарновского) был зарисован Репиным со случайного попутчика на пристани города Александровска (нынче Запорожье). Имени его история не сохранила, но его образ запечатлен художником на долгие годы существования картины.
Типичный бурсак, подстриженный под макитру (заглядывает в письмо, перед Тарновским и рыдом с Белоновским), и не успевший еще отрастить усов — художник Порфирий Демьянович Мартынович. Обучался в Академии художеств, владел, кстати, филигранной графикой, но из-за болезни в 25 лет был вынужден оставить живопись. Однако, самое интересное то, что Репин его в глаза никогда в жизни не видел. А персонажа "Запорожцев" он писал не с живого Мартыновича, а с гипсовой маски, снятой с лица молодого художника. И еще более забавно то, что бедняга, когда с него (живого!) снимали маску, усмехнулся, и усмешка так и осталась на маске. Так ее Репин и срисовал.
А для этого хмурого типа с сумеречным взором (запорожец в высокой черной папахе) позировал ни кто иной, как Василий Васильевич Тарновский, украинский коллекционер и меценат, владелец известного имения Качановка. Был, кстати, по совместительству предводителем дворянства Борзнянского и Нежинского уездов Черниговской губернии. В Качановке Репин срисовывал казачью амуницию (а заодно — и самого Василия Васильевича), которой у Тарновского было — завались: его коллекция древностей козацкой эпохи стала основой коллекции Черниговского Исторического музея.
На картину попал не только В.В.Тарновский, но и его кучер, Никишка (смеющийся старый казак рядом с Сирко, указывает рукой). Здесь он являет собой образ казака Голоты. Репин, будучи восхищен Никишкиными щербатостью, одноглазостью, нетрезвостью и смешливостью, успел его зарисовать, когда они вместе с Тарновским переправлялись через Днепр на пароме.
Ну, а вот и сам атаман — тогдашний кошевой Сечи, Иван Дмитриевич Сирко — одна из центральных фигур картины. Художник долго искал для него походящий образ, остановившись, в конце концов, на генерале Михаиле Ивановиче Драгомирове, тогдашнем командующем войсками Киевского военного округа, впоследствии — киевском генерал-губернаторе. Герой русско-турецкой войны, шутник, весельчак и балагур, М.И.Драгомиров был необыкновенно популярен среди киевлян. О нем ходили легенды, самая известная из которых — классическая история с телеграммой, посланной самолично императору Александру: "Третий день пьем здоровье Вашего Величества". В общем, генерал, как и И.Д.Сирко, тоже имел опыт оригинального эпистолярного жанра, что, возможно, и подтолкнуло Репина к тому, чтобы именно его выбрать центровой моделью.
А вот персонаж, изображающий татарина (на картине стоит между Сирко и Бульбой), рисовался, действительно, со студента-татарина. Но, прошу обратить внимание, не все черты лица у него татарские. Прекрасные белые зубы были "позаимствованы" художником (sic) с черепа козака-запорожца, найденного на раскопках возле Сечи. В общем, хороши были наши предки — пальца им в рот не клади!
Для толстяка, который должен был изображать еще одного хрестоматийного персонажа — Тараса Бульбу (смеющийся казак в белой папахе) — прототипом оказался профессор Петербургской консерватории Александр Иванович Рубец. Несмотря на то, что Александр Иванович жил и работал в Питере, родом он был из Стародуба, являлся потомком польского шляхетского рода. Рубец был талантливым музыкантом и педагогом, прекрасно играл на многих инструментах, включая фортепиано и бандуру. Через его руки прошло более десяти тысяч воспитанников, а его огромное собрание русских, украинских и белорусских народных песен (около шести тысяч!) еще ждет своей публикации — если бы, конечно, его удалось разыскать...
Из-за Рубца-Бульбы уныло выглядывает худой, высокий есаул, длинноусый казак. Ба! Да это ведь еще один музыкант. И кто! Солист Мариинского театра, Федор Игнатьевич Стравинский. Кстати, отец известного композитора Игоря Стравинского. Между прочим, Ф.И.Стравинский был еще и неплохим художником, и в свое время долго колебался — куда поступать: в консерваторию, или в Академию художеств. Любовь к музыке победила, но и во всяких художествах Федор Игнатьевич был замечен — даже в "Запорожцах".
Ну, а владелец этой обширной лысины и трехэтажного затылка — не кто иной, как Георгий Петрович Алексеев. Личность, надо сказать, уникальная. Предводитель дворянства Екатеринославской губернии, Обер-гофмейстер двора его Величества, кавалер почти всех российских орденов, почетный гражданин города Екатеринослава, страстный нумизмат, автор научных трудов по русской нумизматике. Весьма анекдотична история, о том, как он позировал Репину. Тот, увидев его уникальные затылок и лысину, загорелся желанием запечатлеть их на картине. Однако Алексеев с негодованием отверг предложение художника позировать ему в столь неприглядной позиции. Здесь на помощь Репину пришел Яворницкий. Пригласив Алексеева посмотреть свою коллекцию монет, он втихаря посадил художника сзади, и пока доверчивый нумизмат любовался коллекцией, проворная рука мастера изобразила его в нужном ракурсе. Георгий Петрович, узнав себя уже в Третьяковке, был очень обижен на обоих, но делать было нечего...
Полуголый запорожский вояка (заодно и картежник) — это приятель Репина и Яворницкого, педагог народной школы, Константин Дмитриевич Белоновский. Впрочем, картежником он был лишь по сюжету картины, а вовсе не в жизни. Кстати, именно потому, что сей персонаж должен являть собой образ не только воина, но и любителя азартных игр, он изображен с голым торсом — при серьезной игре казаки снимали рубашки, чтобы не прятали карты за пазуху и в рукава.
Ну и, наконец, еще один центральный персонаж картины: писарь, он же историк Дмитрий Иванович Яворницкий, собственной персоной. Ну, не мог Репин не изобразить его на картине! Ведь именно Яворницкий являлся главным вдохновителем и консультантом художника. Именно с экспонатов собрания Яворницкого Репин срисовал большую часть амуниции, оружия и прочей казацкой атрибутики. И, как уже было сказано, первый законченный эскиз картины Илья Ефимович подарил именно Дмитрию Ивановичу. Между прочим, усмешку, которая запечатлена на картине, Репину удалось выдавить из Яворницкого не сразу. Когда Яворницкий приехал в мастерскую художника позировать, он был весьма хмур. Но у Репина кстати нашелся журнал с карикатурами, который он подсунул Яворницкому. Тот, просмотрев несколько страниц, заулыбался, и в таком виде попал в окончательный вариант картины.
Итого из 19 центральных персонажей картины установлены 14.
К сожалению, пока что не удалось опознать всех персонажей, изображенных на картине. А ведь известно, что Репину позировали для нее и журналист и писатель Гиляровский, и Мясоедов, и Мамин-Сибиряк, а может, и еще кто-либо из известных людей. Попали они в окончательный вариант картины, или нет — это вопрос, который еще ждет своего ответа. Кто его даст, и даст ли его кто-нибудь — время покажет...
Костюмы и многочисленные детали картины (утварь, старинные пороховницы, люльки, сабли, турецкие ружья с инкрустацией, бандура, баклага, белая свитка) также написаны с натуры, с подлинных исторических предметов.

История создания

После 1880 года Репин занимался неспешной и длительной серией эскизов и подбором моделей. Среди моделей, позировавших Репину для картины, были многие известные личности. Первый законченный эскиз маслом появился в 1887 году. Репин подарил его Яворницкому. Позже Яворницкий продал его П. М. Третьякову, и сейчас он висит в Третьяковской галерее.
Основной (можно сказать, классический) вариант картины был завершён в 1891 году. После первого публичного обозрения художника критиковали за то, что по мнению многих картина была «исторически недостоверной». Тем не менее, судьба полотна сложилась удачно. После шумного успеха на нескольких выставках в России и за рубежом (Чикаго, Будапешт, Мюнхен, Стокгольм) картину в 1892 году купил за 35 тыс. рублей император Александр III. Картина оставалась в царском собрании до 1917 года, а после революции оказалась в собрании Русского музея.
Мало кто знает, что ещё не завершив основной вариант, Репин в 1889 начал работу над вторым, работу над которым он так и не закончил. Это полотно несколько уступает по размерам первоначальному варианту, и является, так сказать, кулуарным экземпляром. Второй вариант «Запорожцев» художник, попытался сделать более «исторически достоверным», но явно оказался неудовлетворён результатом и бросил на полпути ( по одним данным художник завершил работу в 1893 году, по другим — в 1896 году. Точнее говоря, эту работу он не закончил, а прекратил).
Репина критиковали за "историческую недостоверность" картины: в основном досталось хлопчику, набивающего люльки запорожцам, которого Илья Ефимович поместил в левом нижнем углу картины (кстати, писал он его со своего малолетнего сына Юрия), а еще автор получил по первое число за "белую свитку", развернувшуюся спиной к зрителям и занявшую всю правую часть картины. Хлопчика художник убрал, кинув на его место какой-то пестрый кунтуш (вот так: пожертвовал сыном ради исторической достоверности!). Что же касается "белой свитки" — таковая осталась на своем месте как немой памятник упрямству автора.

И. Е. Репин «Запорожцы пишут письмо Турецкому султану» (1889-1893, холст, масло, 174 × 265 см, Харьковский государственный музей изобразительных искусств, куда она попала в 1935 г. из Харьковского исторического музея, которому, в свою очередь, в 1932 г. она была презентована Третьяковкой):

Repin Cossacks 

(1893 version).jpg

Существует еще два варианта известной картины.
Вариант 1 («Запорожцы пишут письмо Турецкому султану». 1880. Предварительный эскиз. Холст, масло. 32.4 × 49.8 см. Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск.):

Zaporozhian 

(sketch) by Repin.jpg

Вариант 2 (1887, предварительный эскиз. Холст, масло. 67 × 87 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва):

 

Repin saporoher kosaken.jpg

В Краснодаре на пересечении ул. Красной и Горького по мотивам картины в 2008 году был установлен памятник. Идея его создания принадлежит администрации города. Автор композиции — скульптор Валерий Пчелин (Краснодар). Памятник открыт через 120 лет после посещения Репиным Кубани в целях сбора натурного материала для картины (этюды к картине художник писал в куб анской станице Пашковской, Екатеринославе, в поместье Качановка Черниговской губернии). Надпись на памятнике гласит «Сей памятный знак поставлен в честь славных предков наших — кубанцев, наследников воинства Запорожского, послуживших русскому художнику Илье Репину прототипами героев картины „Запорожцы пишут письмо турецкому султану“».

Выписка из истории Д. ЭВАРИЦКОГО (после Революции - Яворицкий), стр. 69, хранящейся в Государственной Публичной Библиотеке, в г.Санкт-Петербурге.
В ней помещен подлинный текст предложения Турецкого Султана Магомета IV-го, царствовавшего в конце 17-го столетия, запорожцам и атаману Сирко, а также ответ запорожцев, послуживший мотивом к особенным жестокостям.
А возможно знаменитый ответ вряд ли когда-либо покидал пределы Сечи в составе дипломатической почты, и уж тем более вряд ли попадал в руки турецкого султана. Скорее всего, казаки, потешившись вволю, и сублимировав, так сказать, свое творчество в оригинальном эпистолярно-дипломатическом жанре, оставили это письмо в архиве вместе с остальными бумагами. А гораздо более достойные казацкие ответы они предпочитали давать не пером, а саблей и мушкетом.

ПРЕДЛОЖЕHИЕ МАГОМЕТА IV-го.
Я, султан, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога, владелец царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, необыкновенный рыцарь, никем непобедимый воин, неотступный хранитель гроба Господня, попечитель самого Бога, надежда и утешение мусульман, смущение и великий защитник христиан - повелеваю Вам, запорожским казакам, сдаться мне добровольно безо всякого сопротивления и меня Вашим нападками не заставлять беспокоиться". Султан турецкий Мухаммед IV.

ОТВIT ЗАПОРОЖЦIВ МАГОМЕТУ IV (Вынужден сообщить, что парламентарные выражения в ответе казаков, увы, отсутствуют. Наши славные предки явно отдавали предпочнение выражениям нецензурным, о чем и предупреждаю всех, читающих этот знаменитый ответ – Н.Бубело).
"Запорожские казаки турецкому султану! Ти, султан, чорт турецкий, i проклятого чорта брат i товарищ, самого Люцеперя секретарь. Якiй ты в черта лыцарь, коли голою сракою ежака не вбъешь. Чорт высирае, а твое вiйско пожирае. Hе будешь ты, сукiн ты сыну, сынiв христiянських пiд собой маты, твойого вiйска мы не боiмось, землею i водою будем биться з тобою, распро#б твою мать. Вавилоньский ты кухарь, Макидоньский колесник, Iерусалимський бравирник, Александрiйський козолуп, Великого и Малого Египта свинарь, Армянська злодиюка, Татарський сагайдак, Каменецкий кат, у всего свiту i пiдсвiту блазень, самого гаспида внук и нашего х$я крюк. Свиняча ты морда, кобыляча срака, рiзницька собака, нехрещений лоб, мать твою въ#б. От так тобi хапорожцi виcказали, плюгавче. Hе будешь ти i свиней христiанских пасти. Теперь кончаемо, бо числа не знаемо i календаря не маемо, мiсяц у небi, год у книзя, а день такий у нас, якиi i у Вас, за це поцелуй в сраку нас!
Пiдписали: Кошевой атаман Иван Сирко Зо всiм кошем Запорожськiм"

Русско-украинский словарик:
Люцеперь - Люцифер (дьявол).
Лыцарь - рыцарь.
Срака - задняя часть тела.
Ежак - ежик.
Вбъешь - убьешь.
Высирае - опорожняет желудок.
Маты - иметь.
Боiмось - боимся.
Кухарь - бездарный повар.
Колесник - болтун.
Бравирник - хвастун.
Козолуп - кастрированный козел.
Свинарь - пастух свиней.
Злодиюка - злодеище.
Сагайдак - степное животное.
Кат - палач.
Блазень - придурок.
Гаспид - вредная змея.
Рiзницька собака - кусачая собака.
Плюгавче - плюгавый, никчемный.
Кош - подразделение войска.

Следует отметить необычную мягкость и осторожность грозного султана, который против обыкновения не угрожал казакам страшными карами, а всего лишь предлагал им замириться. Обычный стиль и тон посланий османских владык - как предшественников, так и наследников Мохаммеда IV - был не таков. Вот, например, как автор послания запорожцам написал в Вену императору Священной Римской империи Леопольду I:
 «Я объявляю тебе, что стану твоим господином. Я решил, не теряя времени, сделать с Германской империей то, что мне угодно, и оставить в этой империи память о моем ужасном мече. Мне будет угодно установить мою религию и преследовать твоего распятого бога. В соответствии со своей волей и удовольствием я запашу твоих священников и обнажу груди твоих женщин для пастей собак и других зверей. Довольно сказано тебе, чтобы ты понял, что я сделаю с тобой, - если у тебя хватит разума понять все это. Султан Мохаммед IV».


Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Facebook Опубликовать в LiveJournal Tweet This


Оглавление   |  На верх

Оглавление        Вернуться к Статье

Left
Right
Тема страницы:

Запорожские казаки - вольный народ, никогда не знавший ни рабства, ни унижения. О картине И.Репина : Казачество. История, традиции, актуальные вопросы

Статьи
Казачество. История, традиции, актуальные вопросы
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация
Книга Памяти
Электронная Книга Памяти украины
На Сайте
Гостей: 2
Пользователей: 0