ВВМУРЭ им. А.С.Попова. Санкт-Петербург. 1-й факультет. Сайт выпускников 1987 года.
 
Навигация
Поиск
Рассылка



Отписаться
Статистика
Статьи

К развеиванию мифов о мастерстве финских летчиков в Зимней войне 1939 г.

Автор: Вячеслав Кондратьев
Источник: Журнал «АвиаМастер» 2000 №4, Интернет
Добавлено: 2011-04-21 23:18:40

Сказки финского леса, или
"несвоевременные мысли" о Зимней войне

 

Ни для кого не секрет, что боевое применение авиации в Зимней войне 1939-1940 годов в течение долгого времени было одной из наименее освещенных страниц истории советских ВВС. Однако примерно 10 лет назад, с наступлением гласности положение резко изменилось. Наконец появилась возможность заполнить этот пробел, дать полную и, главное, объективную картину событий. Но, к сожалению, до сих пор ничего подобного так и не было сделано. Единственным исключением является недавно вышедшая книга С.Тикельтауба и В.Степакова «Советская морская авиация на Балтике в войне 1939-1940 годов». Книга содержит ценный исторический материал, но, как видно из названия, в ней рассмотрен только один из аспектов данной темы. К тому же очень малый тираж (всего 500 экземпляров) при довольно высокой цене делает это издание почти недоступным большинству читателей. Между тем, в течение последних лет одна за другой выходят статьи и целые книги, основанные на «перепевах» западных публикаций и представляющие историю советско-финской воздушной войны в тенденциозном, искаженном виде.

Главную мысль подобных публикаций можно свести к утверждению, что «маленькие, но гордые» финские ВВС чрезвычайно успешно противостояли огромной воздушной мощи «кровавого сталинского режима», нанеся ей колоссальный урон, а сами вышли из этой войны чуть ли не победителями, да еще и с минимальным ущербом. Единственное, с чем здесь можно согласиться, так это с тем, что ВВС РККА на протяжении всей войны действительно обладали абсолютным (10-12-кратным) численным превосходством.

Но сторонники «нового взгляда на историю» идут гораздо дальше. Вот несколько цитат из книги «Тайны финской войны», написанной неким Борисом Соколовым и напечатанной уже в текущем году. «Уровень летной подготовки и тактической грамотности подавляющего большинства советских летчиков был крайне низок». «Финские пилоты (...) наголову превосходили советских коллег».

«Первые же воздушные бои показали, что советская авиация воевать не умеет». И наконец - «Пилоты с синими свастиками одолели краснозвездных соколов»! Вот так, ни больше, ни меньше. И ведь пишет это не какой-нибудь страдающий русофобией американец, англичанин или поляк1, а наш соотечественник, к тому же охарактеризованный в аннотации к книге как «известный историк».

От Соколова не отстает и другой «великий историк» нашего времени Игорь Бунич, чьими творениями буквально завалены полки книжных магазинов. В своей книге «Гроза» он пишет: «Немногочисленные финские летчики (...) доблестно вступали в бой с воздушными армадами «сталинских соколов», постоянно одерживая победы в воздушных поединках. »

Воздержимся пока от комментариев и попробуем разобраться, на чем основаны и насколько справедливы подобные оценки. Оговорюсь сразу, что все дальнейшие рассуждения базируются только на открытых данных российской и зарубежной печати, то есть на тех самых данных, которыми пользовались (или могли воспользоваться) вышеназванные авторы.

Начнем с соотношения потерь противоборствующих сторон. Буквально все зарубежные историки (а вслед за ними и многие наши) с непоколебимой уверенностью заявляют, что советские потери в самолетах многократно, раз этак в 10, превосходят финские. Однако приводимые ими цифры заметно «гуляют», что само по себе не может не вызывать подозрений. К примеру, поляк Павел Пжимушала в книге «Зимняя война» пишет, что финны сбили в воздушных боях 207 советских самолетов, 314 - числится на счету зенитной артиллерии, а еще 55 сбито ружейно-пулеметным огнем пехотных частей. Общее же число потерь советских ВВС Пжимушала оценивает в 783 самолета (удивительная точность, непонятно только, с какого потолка он взял эту цифру).

Популярный английский историк Роберт Джексон в книге «Красные соколы», недавно переведенной на русский язык, утверждает, будто финские истребители сбили 280 советских самолетов, зенитчики - 314, да еще «не менее 400» разбилось в авариях.

Александр Котлобовский в журнале «Мир авиации» №1-92 сообщил, что по официальным финским данным один только истребительный авиаполк LeR-2 уничтожил 293 самолета, плюс 12 воздушных побед одержала отдельная эскадрилья «Гладиаторов», укомплектованная шведскими добровольцами. Согласно тем же данным число побед финских зенитчиков вырастает до 330.

Уже упоминавшийся Борис Соколов назвал цифру «293» как общее количество побед финской авиации, включая 5 истребителей, якобы сбитых стрелками бомбардировщиков «Бленхейм». Но всех переплюнули польские авторы Зигмунт Чарнотта и Збигнев Мошуманский, написавшие книгу с тем же, что и у Пжимушалы, названием «Зимняя война». Если верить этой книге, финские истребители одержали аж 518 побед, а зенитчики - еще 280!

Посмотрим теперь, как подобные цифры сочетаются с реальными данными. Согласно отчетам авиаполков, журналам боевых действий и ежедневным донесениям, за все время войны ВВС РККА потеряли 224 самолета сбитыми или совершившими вынужденные посадки за линией фронта. Еще 86 числятся пропавшими без вести и 181 проходит по графе «погибло и повреждено в авариях и катастрофах» (небоевые потери). Последней цифры мы пока касаться не будем, ибо ясно, что к этим потерям финская авиация никакого отношения не имеет. Боевые потери авиации Балтфлота составляли 17 машин, небоевые - 46. ВВС Северного флота закончили войну без потерь.

Полковым отчетам вполне можно верить, так как составлялись они не для публики и отнюдь не в пропагандистских целях. Тем более, что руководству авиачастей было просто невыгодно занижать свои потери. Во-первых, за фальсификацию отчетности грозил трибунал, а во-вторых, ежедневные боевые задачи ставились исходя из фактического наличия авиатехники (понятно, что самолет, сбитый вчера, сегодня на бомбежку не пошлешь).

Таким образом, даже если считать все самолеты, совершившие вынужденные посадки на вражеской территории или пропавшие без вести, сбитыми, то максимум, на что могли реально претендовать финские летчики и зенитчики - 327 самолетов2. Как видим, эта цифра примерно соответствует той, которую ставит себе в заслугу одна только финская зенитная артиллерия. Но что же тогда остается на долю истребителей?

Конечно, приписками занимались и летчики, и артиллеристы. А сколько воздушных побед на самом деле одержали «пилоты с синими свастиками», мы скорее всего так никогда и не узнаем. Однако истинные цифры наших потерь дают основание утверждать, что рассказы о выдающихся успехах финских авиаторов весьма далеки от реальности.

Справедливости ради надо заметить, что наши летчики также вольно или невольно завышали число своих побед. По официальным советским данным, ВВС РККА и авиация Балтфлота уничтожили 362 финских самолета. В действительности потери финнов не столь значительны. Для начала посмотрим, что пишут по этому поводу уже цитированные нами авторы. Любопытно, что все они ссылаются на официальные финские данные, но тем не менее, приводимые ими числа варьируются.

Так в книге Чарнотты и Мошуманского фигурирует цифра в 70 самолетов, а у Пжимушалы - 74, из которых 8 - небоевые потери. Автор «Красных соколов» Роберт Джексон уверен, что финны потеряли всего 62 самолета, а еще 69 были серьезно повреждены и позднее - списаны. Котлобовский, а вслед за ним Соколов пишут, что финны признали потерю 67 самолетов, из них лишь 21 -в воздушных боях. Они также указывают на 69 поврежденных машин, но ничего не говорят об их дальнейшей судьбе. В общем же почти все авторы дают примерно сходные числа. И любые попытки поспорить с ними считаются теперь чуть ли не дурным тоном.

Все же позволю себе усомниться в непогрешимости официальной финской статистики. Как ни странно, повод для этого дают сами финны, а именно их данные о количественном составе «Суомен Ильмавоимат» (финских ВВС) в ходе войны. К началу конфликта они обладали 168 военными самолетами (см. табл.), из которых 145 входили в боевые авиаполки первой линии. Кроме того, в Финляндии было примерно 140 связных, учебных, транспортных, санитарных и спортивных машин различных типов главным образом местной постройки («Вийма», «Туйску», «Сааски» и др.). Многие из них активно применялись на фронте, но никаких данных об их боевой работе и о потерях финны не публикуют, поэтому нам придется в дальнейших расчетах оставить эти аэропланы «за скобками».
   Как известно, во время Зимней войны Финляндию активно поддержали ее западные союзники, прежде всего Великобритания, Франция и Швеция. Производились закупки вооружений и в других странах. Всего до момента заключения перемирия в страну поступило 194 боевых самолета. Некоторые из них, впрочем, достались финнам слишком поздно и не успели принять участия в боевых действиях, но сейчас речь не об этом.

А теперь самое интересное. Суммируя итоги первых двух колонок таблицы, получаем, что в ходе Зимней войны финские ВВС «пропустили через себя» 363 самолета. В то же время, согласно опять-таки финским данным (K.Keskinen, K.Steinman. Ilmavoimat Talvisodassa), к концу войны в частях первой линии осталось только 166 машин, в том числе 128 боеспособных. Нетрудно заметить, что разница составляет ни много ни мало 197 самолетов. Вычтем отсюда все старые истребители («Яктфальки», «Гаунтлеты», и «Геймкоки»), которые в основном использовались как учебные, а также все прочие типы, чьи потери нам неизвестны (в таблице напротив них стоят знаки вопроса). Даже если представить, будто эти машины вообще не понесли никаких потерь, выходит, что в ходе войны финны лишились 139 самолетов (см. итог последней колонки). И это без учета того, что многие истребители и бомбардировщики, числившиеся небоеспособными, фактически представляли собой металлолом, годный только на запчасти (так, вскоре после войны были списаны, как не подлежащие ремонту, 5 поврежденных в боях «Бленхеймов»). Вполне вероятно, что значительная доля потерь вызвана небоевыми причинами. Но тогда надо признать, что в финских ВВС была весьма высока аварийность, а это не вяжется с утверждениями об исключительном мастерстве «пилотов с голубыми свастиками».

Если просуммировать боевые и небоевые потери, получится, что советская авиация потеряла в Зимней войне 554 самолета, а финская - минимум 139 (на самом деле гораздо больше, но для «чистоты эксперимента» будем оперировать только доказанными цифрами). Как видим, разница довольно значительна, хотя и не столь огромна, как это стараются представить иные любители превращать «белые пятна истории» в «черные». Но почему же все-таки возникла эта разница? Может быть, действительно всему виной фатальная безграмотность и неподготовленность русских пилотов, возникшая, конечно же, по причине «сталинского тоталитаризма», репрессий и.т.д?

Однако давайте вспомним другие локальные конфликты XX века, протекавшие в схожих условиях. Условия эти можно сформулировать так: сильное в авиационном отношении государство ведет наступательную войну против слабого, ощущающего, тем не менее, за спиной мощную поддержку «старшего брата» (в случае с Финляндией роль «старшего брата» играл весь западный мир, снабжавший ее оружием). Подобных примеров найдется два - Корея и Вьетнам. («Буря в пустыне» и тем более недавняя агрессия против Югославии не подходят, ибо в этих случаях «слабым» никто не помогал, к тому же нападавшие обладали не только количественным, но и качественным превосходством в авиатехнике.) Так вот, и в Корее, и во Вьетнаме американские ВВС, обладая значительным численным превосходством, потеряли по разным причинам гораздо больше самолетов, чем их противники, а по вертолетам цифры вообще несопоставимы (американские потери выше в десятки, если не в сотни раз). Но почему-то никто не торопится на этом основании обвинять американских пилотов в безграмотности и неумении летать, а руководство США - в склонности к тоталитаризму. Значит, дело в другом.

Во-первых, надо учесть, что советская авиация вследствие многократного численного перевеса действовала гораздо активнее финской. Всего в Зимней войне участвовало примерно 4000 советских самолетов. Из них потеряно 554, то есть около 14%. Финны же лишились почти 40% своей авиации, в том числе свыше 95% от ее первоначального состава. Только благодаря загранпоставкам им удалось сохранить боевой потенциал своих ВВС.

За время военных действий «сталинские соколы» совершили в общем счете 100 940 боевых вылетов (84 307 - сухопутная авиация и 16 633 - морская), а финны - менее 7000. Следовательно, в советской авиации один потерянный самолет приходится на 182 вылета, а в финской - примерно на 50. Таким образом, в процентном отношении потери «Суомен Ильмавоимат» превышают советские в три с половиной раза!

И это несмотря на то, что советским авиаторам почти все время приходилось воевать над чужой территорией, где любая вынужденная посадка неизбежно означала потерю машины, а порой и жизни. Кстати, причиной такой посадки могло быть все, что угодно: обледенение, отказ двигателя, потеря ориентировки и многое другое, но финны в любом случае объявляли самолет сбитым.

Финская авиация находилась в гораздо более выгодном положении. Придерживаясь в основном пассивной, оборонительной тактики, она по большей части действовала над своей территорией (даже бомбардировщики никогда не летали глубоко в советский тыл, ограничиваясь работой в прифронтовой полосе), а потому у финнов почти всегда была возможность эвакуировать и восстанавливать разбитые машины. И разумеется, в списках потерь эти машины не значатся. Кроме того, подобная тактика резко снижала риск заблудиться (места-то знакомые) и вероятность поражения зенитным огнем (разве что свои могли иногда сбить по ошибке).

На размеры потерь большое влияние оказывали исключительно сложные природно-климатические условия в зоне военных действий: ледяные туманы, морозы, доходящие до 40 градусов, аэродромы, занесенные снегом, световой день продолжительностью всего 6-8 часов, а на севере - вообще полярная ночь. Разумеется, климат одинаково влиял на обе стороны конфликта, но поскольку советская авиация была гораздо более многочисленна, то и абсолютный размер небоевых потерь, вызванных природными факторами, у нее также намного выше.

Подводя итог вышесказанному, придется сделать вывод, что в силу объективных причин, таких как соотношение сил, тактика сторон и характер боевых действий, более высокие (в абсолютном выражении) потери советских ВВС были неизбежны. Но объяснять это тем, что мол финские летчики хороши, а советские, наоборот, плохи, значит сознательно лгать или не понимать сути происходившего. Более того, возьму на себя смелость утверждать, что «феноменальные успехи» и «минимальные потери» финских ВВС в Зимней войне - не более чем миф, причем, миф оскорбительный для России.

Для подкрепления этого мифа на западе, а теперь и у нас бесконечно описывают один и тот же бой, в котором финский ас Йорма Сараванто якобы в одиночку сбил 6 советских бомбардировщиков. Таким образом, читателям пытаются внушить, будто вся воздушная война над Финляндией протекала подобным образом. Тем более, что никто из авторов не приводит противоположных примеров.

Каковы же были события 6 января 1940 г.? Тогда истребители противника почти целиком уничтожили восьмерку бомбардировщиков майора Майстренко из 6-го дбап. Один самолет сбили на пути к цели и еще шесть - спустя два часа, на отходе. Вернулся на базу только один ДБ-3 летчика Агеева, получивший небольшие повреждения. Экипаж этого самолета и описал в своем отчете подробности боя. Столь трагичные для нас результаты можно объяснить недостатком опыта у экипажей ДБ-3 (для большинства из них это был второй в жизни боевой вылет) и сильным утомлением, так как шел уже пятый час полета в негерметизированных кабинах на сорокаградусном морозе.

По словам Агеева и его штурмана, их группу одновременно атаковали 8-9 финских истребителей, но финны почему-то (скорее всего из пропагандистских соображений) относят шесть ДБ-3, уничтоженных во второй стычке, на счет известного аса Йормы Сараванто. Еще один «сбитый» в том бою самолет приписывают ведомому Сараванто лейтенанту Совелиусу. Вероятно, имеется в виду машина Агеева.

Усиление защитного вооружения внесло заметный вклад в снижение боевых потерь во второй половине войны. Хотя по оценкам наших летчиков активность финской авиации к февралю 1940 г. заметно возросла и появились новые типы истребителей (MS-406, «Фиат-50»), но количество сбитых в воздушных боях ДБ-3 постоянно уменьшалось. За последний месяц боев от зенитного огня и атак истребителей было потеряно всего несколько машин. Эпизоды, подобные тому, что случился 6 января, более не повторялись.

Сказалось и применение плотного строя со взаимным огневым прикрытием, и накопление боевого опыта истребителями сопровождения. В начале войны, например, часто летали вообще без эскорта или выделяли на прикрытие устаревшие машины (И-15бис, И-16 ранних серий), неспособные долго идти на высоких скоростях, свойственных ДБ-3. С февраля 1940 г. для сопровождения дальних бомбардировщиков стали использовать только И-16 с моторами М-62. Они располагались на флангах группы бомбардировщиков и за ней. На 12 ДБ-3 приходилось 18-24 истребителя. Разведчики, ходившие в одиночку, прикрывались вкруговую шестеркой И-16.

ДБ-3 внесли значительный вклад в общие усилия советских ВВС во время «зимней» войны. Только полки 27-й бригады налетали 8511 часов, совершив 2085 боевых вылетов. Всего же ДБ-3 ВВС (без морской авиации) налетали 12 608 часов.

Безвозвратные потери в боевых вылетах составили 49 машин, из них 17 было сбито истребителями, 5 -зенитной артиллерией, 11 не вернулись с заданий по неизвестным причинам (пропали без вести), а остальные 16 разбились в авариях и катастрофах. Вместе со списанием тяжело поврежденных и не подлежащих ремонту бомбардировщиков общий итог потерь дальней авиации Северо-Западного фронта выразился в 61 самолете. К этому надо прибавить потери полков Отдельной авиагруппы Кравченко - 13 машин. Значительное число ДБ-3 получило боевые повреждения, но было возвращено в строй. Так, в 27-й бригаде 52 самолета пострадали от зенитной артиллерии и истребителей противника, но в результате усилий наземного состава сохранили боеспособность. В Отдельной авиагруппе отремонтировали 29 поврежденных ДБ-3.

Позднее выяснилось, что из числа самолетов, числившихся потерянными по неизвестным причинам, пять совершили вынужденные посадки на финской территории и были захвачены противником.

А были и обратные примеры. Взять хотя бы 29 февраля 1940 г., когда советские истребители сбили в одном бою (по финским данным!) 5 «Гладиаторов» и «Фоккер» D-XXI, потеряв всего один И-16. Финской пропаганде не удалось скрыть этот бой, поскольку в нем, кроме самих финнов, участвовали иностранные добровольцы. Причем один из них, датчанин по фамилии Кристенсен погиб, а другой датский летчик получил тяжелое ранение. Но такие примеры нынче не в моде, а потому и Соколов, и Котлобовский, и Джексон данный случай попросту игнорируют.

Как было дело? 29 февраля 1940 г. после полудня, 24 И-16, а так же И-153 из 68-го отдельного ИАП ВВС 13-й армии Северо-Западного фронта атаковали аэродром Руоколахти. Навстречу им поднялись 15 "Гладиаторов" из LeLv 26 и "Фоккер" D.XXI из LeLv 24. В ходе ожесточённого воздушного боя финны потеряли 5 (!) "Гладиаторов" и 1 "Фоккер", а так же 4 лётчиков убитыми и 3 ранеными. (Всего 6 машин). Советская сторона недосчиталась 2 И-16 с их пилотами. 7 машин вернулись на аэродромы с повреждениями.

В ходе этой схватки был выполнен единственный за всю войну таран. Комэск ст.лейт. Яков Филиппович Михин в лобовой атаке крылом своего "ишачка" ударил по килю "Фоккера" лейтенанта Тату Гугананти (борт FR-94), срубив его. Финский лётчик погиб в кабине своего самолёта. Надо отметить, что у Гугананти на счету было 6 побед и он оказался одним из 2-х финских асов погибших в ходе войны.

Финская пропаганда заявила, что таран совершил именно смертельно раненый Гугананти, направив пылающую машину на советский истребитель.

Однако, Михин вернулся на аэродром в кабине своего же "ястребка", а 6-ую победу погибший финн одержал, согласно финской же статистике, гораздо раньше - 20 января.
Надо сказать, что у погибшего аса был брат. Так же лётчик. Эско летал в составе LeLv36 на разведчике "Райпон" IIF (Ripon IIF) и погиб вместе со своим летнабом в воздушном бою над морем 23.12.1939 г.

Итак, 6:2.

И это в бою истребителей, а не при расстреле бомбардировщиков без сопровождения. Да, было численное превосходство, но даже не двукратное. Для "мегаасов", какими стараются представить безусловно достойных финских лётчиков, это не должно было стать помехой, однако же вышло всё иначе.

Финляндия не располагала большим количеством истребителей. Поэтому финские летчики-истребители получили приказ в бой с советскими И-15бис, И-153 и И-16 не ввязываться, а атаковать только бомбардировщики. Финны летали обычно звеньями или парами, стараясь нападать на уже поврежденные зенитным огнем или отставшие от строя самолеты. Излюбленными приемами являлись атака сверху в лоб, сзади-снизу или сбоку под крыло. Бывали случаи, когда "Фоккеры" одновременно подходили снизу справа и слева.
Тактика финских летчиков иногда приносила успех.

За все время боев «Суомен Ильмавоимат» фактически не сделали ничего, что могло хоть как-то повлиять на общий ход войны. Ни на одном участке фронта они не смогли воспрепятствовать наступлению советских войск или хотя бы нанести им заметный урон. Не смогли они и помешать воздушным налетам на тыловые объекты. Единственной серьезной помехой для таких налетов была плохая погода. Финским истребителям оказалось не под силу даже защитить от бомбежек собственные аэродромы, из-за чего им приходилось все время скрываться от авиаударов, то и дело меняя места дислокации. Участие в войне финских бомбардировщиков было крайне незначительным3, хотя потери они понесли весьма ощутимые. Характерно, что многие наши солдаты, прошедшие Зимнюю войну, вообще ни разу не видели финских самолетов в воздухе.

Советская авиация, напротив, внесла заметный вклад в победный для нас итог конфликта. Даже историки на западе вынуждены признать, что из-за постоянных налетов краснозвездных бомбардировщиков были затруднены военные поставки в Финляндию через морские порты на Балтике и в Ботническом заливе. Серьезным разрушениям подверглась финская железнодорожная сеть. К концу войны движение поездов по ней сократилось вдвое. Осуществляя изоляцию района боевых действий, наши летчики систематически атаковали транспортные средства на дорогах, ведущих к фронту. В результате финнам пришлось прекратить перевозки в светлое время суток.

Впрочем, все это вполне естественно, учитывая многократное численное превосходство советской авиации. Любой другой результат был бы чудом, а чудеса случаются только в сказках, да в книжках Бориса Соколова или Роберта Джексона.

Тем не менее, надо признать, что Зимняя война была для наших авиаторов суровым испытанием, а финские летчики - достойным противником. Несмотря на значительное неравенство сил, они не отсиживались на аэродромах, а дрались отчаянно, насмерть, не считаясь с потерями. Финны воевали, как умели, и сделали всё, что смогли, но победа все-таки осталась за нами. Победа не только на земле, но и в воздухе, как бы ни хотелось кому-нибудь сейчас это оспорить

Комментарии.

1 В книге польского автора Пжимушалы Wojna Zimowa всерьез утверждается, будто русские летчики были настолько трусливы, что выпрыгивали с парашютами, едва заметив в воздухе самолеты противника. Как говорится, без комментариев...

2 Историк В.С.Шумихин в книге «Советская военная авиация 1917-1941» приводит несколько меньшую цифру наших потерь - 261 самолет, но он скорее всего обладал неполными данными.

3 В ходе войны советские бомбардировщики сбросили на противника 25 646 тонн бомб, финские - 184 тонны.

 


Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Facebook Опубликовать в LiveJournal Tweet This


Оглавление   |  На верх

Оглавление        Вернуться к Статье

Left
Right
Тема страницы:

К развеиванию мифов о мастерстве финских летчиков в Зимней войне 1939 г.: Клуб по интересам. История

Статьи
Клуб по интересам. История
Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация
Книга Памяти
Электронная Книга Памяти украины
На Сайте
Гостей: 1
Пользователей: 0